на главную добавить в избранное гостевая книга Карта сайта контакты
 

Для детских служителей и тех, кто хочет ими стать.

содержание   1   2   3   4


Автостоп 2000 Москва-Новоалтайск

Москва->Коломна->Рязань->Ряжск->Ухолово->Сараи->Шацк->Моршанск->Пичаево->Моршанск->Шатск->Умет->Беднодемьяновск->Ниж.Ломов->Пенза->Кузнецк->Тольятти->Самара->Кр.Яр->Челябинск->Шумиха->Курган->Петропавловск->Омск->Новосибирск->Бердск->Черепаново->Новоалтайск
(Использовано 59 единиц транспорта)

Я отправлялся вдвоём с Витей. Ехал транзитом через Моршанск, после чего планировал продолжать свой путь в одиночку. Электричка почти не опоздала, и мы с Витей в субботу утром стартовали на ней из Москвы. Не дал нам заскучаться в электричке контролёр, который, несмотря на нашу просьбу и заступки пассажиров, отправил нас в тамбур. Электричка остановилась в довольно мрачном месте, и мы не рискнули делать пробежку как другие неофициальные льготники, а остались на месте, и поезд поехал дальше. Когда подошёл контролёр, – он попросил всех жителей тамбура перейти в следующий вагон. Так он потратил кучу сил и нервов на войну с бабкой, которая отвоёвывала свою позицию и не хотела переходить и высаживаться. Нам с Витьком дважды повторять не пришлось, мы перешли в следующий вагон, где и расположились в ближайшем тамбуре, а контролёр пошёл дальше искать вольных путешественников. Дикую бабку в конце концов оштрафовали, а мы без проблем доехали до Голутвина(Коломна). В крутой экспресс на Рязань нас не пустили, и мы пошли гулять по городу. Только мы перекусили, объявили электричку «Москва-Рязань»

Мы залезли в вагон, откуда вылезли контролёры, поэтому довольно долго ехали без проблем. И когда мы уже подъезжали к Рязани и можно было вздохнуть свободно тут откуда ни возьмись, появилось контрольное братство, вернее две бабки, которые особо не церемонясь выгнали нас в тамбуре. Хотели спрятаться в туалете, да побрезговали туда лезть, да ещё с багажом. Когда контролёры нагнали нас в тамбуре, электричка как раз остановилась. Нам повезло, что двери открылись с другой стороны, за спинами двух грозных широкоплечих бабушек, которые стояли плечом к плечу и осуждали нас. Наконец одна из них уверила другую, что нас уже высадила, и они отправились в следующий вагон искать жертву. В Рязани нам надо было перейти на другой вокзал, чтобы добраться до Ряжска и до нас дошла молва, что через час туда идёт электричка. Один бродячий музыкант проводил нас кратчайшем путём, поэтому у нас было время осмотреть вокзал и занять место в электричке.

И на этот раз не обошлось без проверки билетов. Контролёрша на этот раз попалась чересчур строгая, она жутко вопила и гнала всех безбилетников в передний тамбур даже тех, кто давал денег, хотя деньги она в любом случае забирала. Так она добралась и до моего места. Тут две девушки заплатили штраф, а одна женщина передала контролёру подарок (рублей 8-9). Та деньги взяла, но всё равно, продолжала выгонять женщину понося её последними словами и стыдя перед всеми. Так бабушка довела женщину до слёз, так ничего и не добившись, пошла дальше, потратив много времени на моих соседей она и забыла про меня. Я боялся за Витька, - как он пройдёт контроль? Но он ехал стоя и тусовался в пограничной полосе (пол вагона проверяла одна бабка, пол вагона другая) заходя то туда, то туда и сумел таким образом выжить. В Ряжске нам оставалось сесть на одну электричку в Моршанск, но она ушла за час до нас, а следующая должна быть в 4 утра.

Обнаружив, что товарняки в Моршанск почти не ходят мы пошли на автотрассу, вернее на дорогу, по которой можно рвануть в ближайший город, а потом в следующий и так далее. Встали за ж/д переездом и светофором и начали там голосовать. Железнодорожница вылезла из своей будки и стала мне что-то кричать и звать к себе. Она стала объяснять про второе депо, где останавливаются товарняки и, как и другие местные железнодорожники, уверяла, что автостопом отсюда не уехать – одни таксисты. Насчёт её выводов об автостопе я сомневался, но второе депо мы решили проверить. Оленьими тропами мы добрались до места. Осматривая эти руины, мне показалось, что это депо было сооружено за тысячу лет до изобретения паровоза. Мы ещё пошарились и нашли новенький пожарный поезд. Машинист нас ничем не обрадовал, и мы двинулись обратно к трассе. По памятнику архитектуры, отдалённо напоминающему переходной мост мы не рискнули идти и полезли обратно под проржавевшими вагонами, да по заросшим тропам. Добравшись до дороги, перекусили на трубах, набрали дикорастущих зелёных яблок, да двинулись дальше. Довольно скоро мы застопили парня, который вызвался подвезти нас до поворота. В целом, думаю, мы оставили хорошие впечатления, хотя Витёк чуть не оторвал дверь от новенькой лады, а мне пришлось собирать разлетевшиеся по салону яблоки. Из-за того что водители часто показывали что поворачивают, мы двинулись дальше чтобы пройти все повороты. По пути мы остановили ещё одну легковушку. Водитель довёз нас до Ухолово, рекомендовал нам рабочий поезд, замолвил за нас слово перед железнодорожниками. Это оказался тот поезд, что идёт утром, и мы отказались. Он разговаривал в основном с Витьком, а я сидел сзади и мало, что разобрал. Витёк говорил, что у водителя сына в Рязани сбило, он туда за ним и ездил, но думаю, Витя сможет лучше об этом написать.

Выбравшись пешком из Ухолово, дойдя до перепутья, решили свернуть на Сараи, так как у нас оставалась ещё надежда добраться до Моршанска по кратчайшему пути минуя Шатск. Меня удивило, что очередная попутка оказалась без задних сидений. Но мы неплохо устроились на полу и проехали так ещё километров 20-30. С попутчиками(это были мужчина и женщина) мы завели разговор о студенческой жизни. Мужчина вспомнил свои студенческие годы, и рассказал чем они тогда питались. Когда я поведал, что едят современные студенты, нам дали пакет с едой: помидоры, хлеб и колбаса. После нашей высадки мы долго не откладывая расположились на поляне где и расправившись с подарком пошли снова на трассу. Следующую машину вела женщина, хоть и с инструктором. За все мои путешествия я впервые остановил женщину-водителя, правда подбросила она нас немного, километров пять. Машин становилось реже, и каждую машину я встречал ещё издалека, приветственно махая кепкой. Один шофёр хотел взять одного, но нам нельзя было разделяться. Позже показался на горизонте грузовик, и я начал прыгать и махать кепкой, чтобы привлечь внимание. На этом самосвале мы с Витей и доехали до Сараев (что в переводе означает поселения).

Прямой трассы на Моршанск не оказалось, и нам нужно было делать большой крюк через Шатск. Хотя был вечер и местные отговаривали нас, мы двинулись в сторону Шатска, решили, что лучше провести ночь в пути, чем на вокзале. Вскоре попалась машина в ту сторону, которая подбросила на 30-40 км. Подвёз ещё один водитель километра два и через некоторое время транспорт перестал ходить. До Шатска оставалось километров 40, а оттуда хорошая трасса с большим потоком машин на Моршанск(80 км). Неприятно было так близко подобраться и не иметь никакой возможности достичь заветного места. Мы пошли пешком в сторону Шатска, медленно сокращая расстояние. Шли с восьми часов до полуночи – так и не встретили не одной машины, за исключением каких-то заброшенных на ночь дорожно-ремонтных машин в которых мы никого не найдя ночевать не рискнули. Долго не могли найти место, где можно было заночевать, по обе стороны от трассы было болото. Проходили через деревню, где шаталась ночная молодёжь. Задерживаться в ней не стали. Я осветил встретившуюся по пути остановку, но и там оказалась парочка. Мы планировали идти всю ночь, но у меня всё больше пучило живот от яблок(позже мы их повыбрасывали), да и Витёк не привык к таким переходам и хоть и старался не выдавать этого устал и хотел спать. Мы остановились передохнуть, я не надеялся, что мы сможем уснуть, да и к утру мы должны быть в Шатске. Мы отошли буквально на метр от трассы. Витёк лёг на коврик, а я закутался в куртку. Думал Витя избалованный хорошими условиями сна не сможет уснуть. Он всё жаловался, что не может спать при свете, просыпается от любого шороха, а тут ночёвка в экстремальных условиях. Но ничего через пять минут пошёл храп на всю степь. Я валялся в полудрёме и позже тоже уснул. Проснулся только от шума мотора. Машина была уже близко, я даже не успевал взять фонарик, только вскочил на ноги и сразу принялся стопить. Машина остановилась, и водитель согласился подвезти. Я сказал, что нас двое. Водитель не отказался везти, но просил поторопиться. Я кинулся трясти спящего Витька: «Я машину остановил!». Мы наспех схватили все вещи и запрыгнули с ними в машину. Я отодвинул коробки с яйцами и расположился на заднем сиденье. Уже когда начал проверять вещи обнаружил потерю фонарика. Ещё когда я бежал к Вите мне показался подозрительным голос водилы и теперь только я разобрал, что водитель пьяный. Он всё возмущался, что мы молчим, и требовал, чтобы его развлекали. Я сначала игнорировал угрозы, что он нас высадит – лучше бы высадил, чем с этим камикадзе ехать. Потом понял, что водила блефует и всё равно оставит и лучше отгонять сон от него, а то если он уснёт это не в наших интересах, хотя я просмотрел по сторонам трассы шли болота и большой аварии, если он съедет с трассы не будет. Так в течении где-то получаса мы ехали хоть и зигзагами, но на порядочной скорости. Водитель то кричал, то начинал кумарить, то курил, то гонялся по трассе за зайцем и наконец куда-то свернул и нас высадил. Предлагал выпить и закусить, но мы отказались, - я считал, что нужно как можно быстрее избавиться от навязчивого водителя. Мужик, после того как не смог уговорить нас выпил ещё и поехал дальше, а мы остались на перекрёстке, не понимая где находимся. Мы даже не знали, проехали мы Шатск или не доехали. Решили всё таки, что не доехали и пошли вперёд по главной дороге. Прошли немного и решили устроить ночлег. Я постоянно вскакивал из-за ощущения, что к нам подъезжает машина. Оказалось, что где-то близка трасса, и мы снова пошли вперёд по дороге. Тут увидели впереди себя огни, как мне казалось в метрах 50. Но мы шли на огни наверное целый час, после чего заметили, что огни стали удаляться. Были видны вдалеке машины, но наша дорога шла параллельно трассе. Витёк всё порывался рвануть туда через болота, по грунтовке и я еле удерживал его. Решили заночевать и разобраться на месте, когда будет светло. Поутру движение возобновилось, хотя машин было мало, и мы пошли дальше. Оказалось, мы не дошли несколько метров до деревни, а за ней сразу была трасса Шатск-Моршанск. Там только мы остановились и стали голосовать, так как сил уже не было идти и смысла тоже.

Здесь мы и встретили первого таксиста. Парень ехал с противоположной стороны и хотел подработать, посомневавшись, что нас кто-нибудь подберёт нахаляву. Вскоре остановилась другая машина, которую мы так и не заметили, как она остановилась и водителю пришлось сигналить. Водитель немного не доезжал до Моршанска, и мы отказались, а когда опомнились, было поздно. Зато минут через 15 попалась машина до Моршанска, причём, которая ехала с самой Москвы. Водитель много рассказывал о своих путешествиях в других странах, был интересным попутчиком, Витёк хорошо сумел его разговорить.

Так и доехали до сестры Виктора. Я прожил в Моршанске ещё 4 дня, но думаю это к истории путешествия не относится. Я пристроил Библию, которую для этой цели и возил с собой. Сестра Вити и её муж одарили меня кучей продуктов и необходимыми в лесу мелочами.

Через 4 дня ранним утром я попрощавшись пошёл к трассе. Первый остановился автобус, но он через Шатск не шёл и меня не взял. Зато через некоторое время меня подобрала одна пара и подвезла до самого Шатска. Поток машин там был большой но никто не останавливался, только выйдя из города я остановил бензовоз. Тот пробросил меня 15 км и свернул в сторону, пожелав удачи. Вскоре меня подобрал служебный автобус и неплохо подвёз. Кроме меня он собирал по пути всех попутчиков – их было ещё 4 человека: 2 бабки ехавшие в деревню и мужики один чуть ближе, другой чуть дальше, но все они местные. Был уже полдень, и я свернул на цветочную поляну поесть. Хорошо поев, я вернулся на трассу, и когда надоело стоять, пошёл по трассе. На ходу остановил КАМАЗ со здоровой фурой. Тот предложил подвести 40 км и я согласился. В пути много рассказывал о своих путешествиях, его это заинтересовало, и я проговорил всю дорогу. Мы доехали до деревни Умет, которая знаменита тем, что здесь по обе стороны трассы идут кучи домиков с разными названиями, где можно зайти и покушать, я здесь уже ел в «Стопе», когда ехал в Москву. Водитель остановился отдохнуть и высадил меня.

Следующая машина довезла меня до какого-то безлюдного места, но пейзаж мне нравился, и было желание пойти подрыхнуть. Через полчаса меня разморило и я решил, что если из следующих десяти машин никто не остановится(а это почти наверняка) то я пойду спать. Восьмым остановился автобус, который подвёз меня до Беднодемьяновска. Мы с водителем автобуса разговорились об автостопе, армии и он дал мне 5 рублей.

Из этого города также пришлось выходить. Уже второй раз мне говорили, что от меня недалеко впереди вдоль трассы идёт парочка с такими же рюкзаками. Я зашёл далеко на гору, но долго не мог остановить машину. Тут впервые повидал бабушек в машине: одна за рулём машину ведёт вдоль лесополосы, другая время от времени выскакивает из машины и бежит в лесополосу искать грибы. Не знаю кому нужны грибы, которые растут возле трассы, но меня грибники не подобрали. Я пошёл спать, так как уже давно хотел выспаться, а тут ещё на меня двигался «газонокосильщик» - трактороподобная феня озабоченная высокой травой растущей возле трасы. Поспал пару часов и вернулся обратно. Видя, что здесь слишком часто разгуливают местные пошёл дальше в надежде пройти следующий населённый пункт. Прошёл мимо гаишников, которые задали мне пару вопросов, но они оказались довольно скучные ребята, и я пошёл дальше. Наконец кто-то остановился.

- Подвезите по трассе. Я в Барнаул еду.
- Садись. Я тоже в Барнаул.
Потом оказалось, что он пошутил. Говорил, что днём раньше подвозил ребят, которые на Байкал ездили. Проехали мимо парочки со стоперскими рюкзаками. Мне надо было попроситься высадиться, но я поздно это сообразил, да и машину терять было неохота. Водитель дал мне 7 варёных яиц, предложил ночлег, но было ещё светло, и у меня были планы ещё проехать. Так я доехал до Нижних Ломов, город, который я хорошо запомнил ещё когда я ехал в Москву. Начал голосовать перед городом. Проехало много машин, которые я пытался останавливать под Беднодемьяновском. Потом прошёл дальше, там по третьему разу на выходе с города стал встречать знакомые машины. Прошёл за пост ГАИ и там уже опять увидел много знакомых машин, которые так и не остановились. Через некоторое время меня подобрала парочка, до Пензы. Я долго просидел на выходе из Пензы. Остановился только один КАМАЗ. Согласился вести только до ГАИ, но когда я начал залазить передумал и уехал. Я простоял до полуночи и решил искать ночлег. По краям трассы был какой-то ров. Там что-то воняло, и ничего не было видно. Потом я открыл карту и обнаружил, что Пенза не слишком маленький город и скорее всего там есть куча тёплых мест где можно переночевать.

Город поразил меня своими размерами и красотой, но я долго не мог найти в нём людей. В конце концов, я набрёл на круглосуточный открытый (уличный) бар. Там одна бабушка мне рассказала, как добраться до вокзала и дала 3 рубля на маршрутное такси: «В церковь не хожу, хоть тебе деньги пожертвую». Я остановил пару водителей, но они желали денег, но вскоре подошла маршрутка, и я уехал на вокзал. Правда, водитель не совсем довёз меня. Я нашёл парня, который захотел проводить меня на вокзал. Не очень приятно было ночью слушать его чёрный юмор, но я понимал, что он ведёт меня правильно – все описания пути совпадали. Вход на вокзал оказался свободный. Там на скамейке я расстелил свой коврик и хорошо выспался до первой электрички. В электричке без проблем я доехал до Кузнецка, заодно досмотрев в ней свой последний сон. С контролем я справился своим любимым «синим билетом» - проездной на Барнаул-Новоалтайск двухмесячной давности, хорошо уложенный в обложку, что видна только надпись: «проездной». В Кузнецке я взял на оставшиеся деньги пензовского мороженого и пошёл к автотрассе. На остановке бабушка посоветовала доехать до трассы на служебном(халявном) автобусе, который она сама и ждала. На нём я и уехал к трассе, где высадился возле крутой дорожной гостиницы. Прошёл территорию гостиницы и остановил КАМАЗ, который согласился немного подвезти по трассе. На следующей высадке я сделал привал и почти добил оставшиеся продукты, оставив только пару огурцов, хлеб, крупы и лапшу. Пока я обедал, кто-то местный занял мою позицию и тоже пытался останавливать машины. Но он не умел стопить и особой конкуренции мне не составлял. Я по правилу автостопа отошёл на несколько метров дальше и дав парню фору начал стопить. Ещё подошла женщина с ребёнком, и встали впереди всех. Я как обычно в подобных случаях начал стопить по европейски (большим пальцем). Возле меня остановился грузовик, но он сказал, что возьмёт женщину с ребёнком. Мы остались вдвоём на трассе, и похоже я лучше рассчитал место для парковки машин. Парень останавливал в отличие от меня не все подряд машины, и ему даже в голову не пришло останавливать пожарную машину. Водитель оказался земляком, но работавшим и жившим на данный момент в Челябинске. Парень заканчивал барнаульский сельхозинститут и служил и жил долгое время на Алтае. Машина была интересная, 7 – местный, 4-х дверный грузовик. Правда из-за 8 тонн оборудования машина шла очень тяжело. Шофёр предложил мне поспать, но я к тому времени и так хорошо выспался. Уже сразу обговаривали, что он меня сможет довезти до Тольятти. Узнав что ему нужно остановиться для ремонта я предложил помощь, которая так и не потребовалась. Водитель долго извинялся, что высаживает меня и больше 20 рублей дать не может, высадил меня по моей просьбе поближе к Волге, дал денег и отправился искать сомнительный отдых.

У местной бабушки я разузнал ближайшее место для купания, т.к. пляжей в городе не было. Там оставив вещи на берегу, я отправился вплавь на противоположный берег. Были сильные волны, и я не решался плыть в полной координации, большей частью плыл, держа голову над водой. Я плыл уже долго, и приходилось плыть под углом 45 градусов к берегу, чтобы обойти все корабли у берега на безопасном расстоянии. Мне надоело плыть, хотя я уже проплыл большую часть против течения, и до берега казалось, оставалось немного – метров 100-200. Я решил, что всё равно нужно будет возвращаться, а с оптическими обманами я уже накололся. Когда я плыл обратно, по пути встретился корабль, который гнал хорошую волну. Я остановился дрейфовать в ожидании, когда он проплывёт и вода успокоится. Потом продолжил путь, но тут эта феня рванула обратно. Я забил на него и волны и стал продолжать плыть к берегу. Но тут корабль развернулся и направился прямо на меня. Я немного опешил, когда увидел, что на меня надвигается такая махина. Как физик я интуитивно догадывался, что встреча нос к носу с кораблём на скорости не сулит ничего хорошего и начал уматывать от него со всей дури перпендикулярно движению корабля. Но он старался всё время держать курс на меня. И таким образом мы двигаясь по спирали подплыли друг к другу так что я оказался сбоку от корабля. Женщина на корабле стала интересоваться, нужно мне кидать спасательный круг или нет. Я подумал, что раз корабль сумел застопить, почему бы не покататься на нём и согласился. Меня вытащили, женщина начала бегать, суетиться, доставать тёплые вещи, кому-то звонить по рации. Мужик же вёл себя флегматично и ничего не предпринимал. Женщина начала причитать что вовремя меня вытащили: «выбился из сил», «глаза покраснели», «промёрз весь» и т.д. Я не стал разубеждать её, пусть гордиться спасением человека, мне-то всё равно, а ей слава будет, хоть этим отблагодарю за проезд. Предлагали бесплатно подвезти до дому, пока не узнали что я не из Тольятти. Мы не могли подойти к берегу из-за мели, а мои просьбы выбросить меня за 10-20 метров от берега не увенчались успехом. Так проплавав почти всё побережье в поисках порта, меня перекинули на другой корабль, где напоили горячим чаем с хлебом. После чего я забрал рюкзак, оделся и пошёл к трассе.

Когда вышел на трассу, там было полно народу. Много парней и девушек стопили машины. Я поставил рюкзак, одел белую куртку и начал стопить по европейски. Из четырёх остановившихся машин трое останавливались возле меня, хотя я стоял далеко не в начале стопщиков и не в конце, и одна машина остановилась возле девушки. Ещё немного спустя возле меня остановился крутой автобус как тот который я когда-то кинул при поездке в Челябинск. Попросил водителя подвезти, он согласился – ехал до Самары. Созвали ещё оставшихся стопщиков и все сели. Поговорили с водителем об автостопе, он был удивлён, что меня бесплатно подвозят. Оказалось, что оплата здесь была на выходе. При выходе я поблагодарил его: «Спасибо что подвезли, а мне даже отблагодарить вас нечем» и под ругательства шофёра насчёт халявщиков я выпрыгнул из автобуса.

Я уже проголодался, а мои 20 рублей куда-то уплыли. Оставалось готовить кашу или вермишель. Я не хотел тратить время на разведение костра, так как был уже вечер и если я никого не поймаю, я планировал идти ночевать на вокзал, чтобы с утра можно было стартовать на первой электричке. Залил в котелок воды и оставив рюкзак недалеко на улице я вошёл в шашлычную и попросил вскипятить мне воду. Сначала они жаловались, что воды у них нет – но у меня вода была, они не хотели кипятить мою воду в своём чайнике - я показал им свой котелок, что там есть вода и что мне только нужно воспользоваться их плитой на что они и согласились. Поговорив с местными о походной кухне я дождался кипятка и ушёл с ним в лесок ужинать на природе. Там развёл лапши быстрого приготовления и поужинал. Отдохнув и переодевшись для вечернего автостопа, пошёл на трассу. Подошёл ко мне какой-то мужик со стороны шашлычной, я думал это щедрый дядя, а это был стопщик, спрашивал дорогу в Тольятти.

Когда начало резко темнеть остановился зиловский бычок. Такие машины, как и газели, до этого никогда не останавливались, поэтому я не ожидал, что он меня подберёт. Взял на 17 км до Красного Яра. Я сначала согласился, но уже когда ехали стал жалеть, что покинул большой город где можно было заночевать и отправиться с утра на электричке, но делать было нечего сел так сел. При высадке, водитель дал мне воды, которую он брал на каком-то роднике и я опять пошёл на трассу. Уже прилично стемнело, но спать было рано, и я продолжал голосовать на дороге. Буквально через 10-15 минут из Кр. Яра выехал мой знакомый бычок и подобрал меня. Нужных людей Саша в этом городе не нашёл и поехал на ближайшую стоянку грузовиков, а это оказалось ещё 270 км по пути. Я был рад, что на сегодня прилично проехал и теперь думал о ночлеге. В бычке и одному места поспать еле хватит, и я спросил водителя, есть ли место в фуре и можно ли у него переночевать. Грузовик был забит, и как позже оказалось клеем и мне ничего не светило. К ночи мы добрались до стоянки. С бедного бычка взяли за ночёвку как со здорового КАМАЗа. Я поблагодарил водителя и начал выходить из машины, но шофёр остановил меня. Водитель ближайшего КАМАЗа долго не мог понять, как мы собираемся вдвоём уложиться в кабине бычка. Водитель как человек расположился на сидениях, а мне он постелил на полу. Было неудобно, особенно переключатель скоростей мешался между ногами (это позже я научился укладываться спать: 80x60x20). Зато было мягко и тепло, и я хорошо выспался и даже не заметил, что всю ночь лил дождь.

Утром на газовой плитке в машине сварили суп. Так я избавился ещё от одного пакетика «одноразовой» лапши. Есть пришлось, как и в прошлом случае из стакана и пришлось несколько раз пополнять свой стакан, чтобы освободить кастрюлю. Ещё несколько овощей дал мне водитель КАМАЗА, который припарковался за нами и как и прошлый наш сосед удивлялся как мы вдвоём заночевать в бычке. Так ранним утром мы отправились в путь. К работницам трассы, которые останавливали машины ударом ладошкой о кулачёк и подобными жестами, Саша относился отрицательно и я был рад, что эти конкуренты на место в машине мне не грозят. Дорога была длинной, - всё-таки ехали 700 км. В пути, кроме интересных историй дальнобойщиков, я узнал много о проезжаемой местности и подучил правила дорожного движения. Сделал несколько фотографий, когда проезжали Урал. Попросил Сашу сфотографировать меня возле родника у Плакучей горы, у которого мы пополняли запасы воды. Правда, получилось сфотографировать не всё, что хотел. Так я прозевал «самый длинный мост», - сколько машину не гони меньше чем за 2 часа не проедешь(граница часовых поясов). На самом деле это оказался довольно скромный небольшой мост. Границу раздела Европа-Азия проезжали поздно, и было темно фотографировать. В пути не останавливаясь, поели хлеба и сушёной рыбы, которой угощал Саша. Я удивился, когда он попросил выбросить пачку из под сигарет(хотя там оставалось ещё две), до этого он очень бережно относился к трассе и не захламлял её ни бутылками, ни огрызками. Как, оказалось, там недалеко находилась психушка, из которой выходили люди к трассе и жестами просили покурить. Так хоть мы и двигались со скоростью 80 км/ч, но было довольно тяжело сидеть на одном месте без остановок. Так, когда после нескольких часов езды Саша сделал остановку, я побежал в лес по неотложным делам. Там обнаружил малину, но собирать её не стал – слишком близко к трассе я ягоду не собираю. Но мне в этот день повезло, почти весь день лил дождь, и мне бы пришлось плохо, если я оказался бы голосующим на трассе. Из-за влажности на лобовом стекле постоянно оседали выхлопные подарки впереди идущих КАМАЗов. Но скоро мы всех обогнали, в том числе и старых знакомых которых обгоняли ещё до ночёвки. Так набрав скорость, обогнали легковой Мерседес. После того как дунули дизелем в лицо Мерседесу, он, надрывая мотор, пошёл обгонять нас. К тому времени уже было совсем темно, и искры, которые вылетали из под брюха перегруженного Мерседеса выглядели красиво. Мы посмеялись и свернули на Челябинск. Ещё когда начало темнеть я начал задумываться о будущем ночлеге. Чтобы не ставить, потом водителя в неловкое положение сразу спросил Сашу можно ли у него переночевать. Но он возвращался досрочно и у него возникали из-за этого проблемы, в частности что его никто не ждал и он приехав ночью сам не знает где будет ночевать и как в такое время его могут встретить на работе. Я посочувствовал, у меня ситуация была проще, я предложил помочь ему на заводе но это не потребовалось. Саша отвёз меня, и высадил возле вокзала, предупредив, что вокзал платный. Я поблагодарил водителя, что он так далеко меня подвёз, а он в свою очередь уверил, что провёз бы дальше, если бы ехал дальше.

Я пошёл сначала осматривать зал ожидания электропоездов и посмотреть расписание первых электричек. Зал оказался закрыт и оставался только сам вокзал. На перроне для электричек встретил бомжика, который жаловался на холод и на то, что не пускают на вокзал. Я решил всё-таки рискнуть пройти туда. Пока какая-то дама рылась в сумочке в поисках билета, я мельком показав свой билетик прошёл дальше. Не успев найти подходящее место для ночлега, познакомился с Вадимом – это был мужик лет 40-50 интересовавшийся автостопом. Он знал о автостопе только из передачи и пригласил меня к себе переночевать. По пути порывался купить мне пива. Я объяснил ему, что я верующий и непьющий, в конце концов, он взял для меня безалкогольное, а себе какое-то лёгкое пиво. В ожидании трамвая (в честь дня железнодорожника они должны долго ходить) познакомились ещё с двумя туристами: девушка из медицинского и её парень. Девушка начала с медицинской точки зрения доказывать мне пользу алкоголя в нашей жизни, но у меня были другие авторитеты. Но трамвая всё не было и грех было его ждать при живом автостопщике, а идти 15 минут до дому Вадиму было неохота: «Да ты посмотри в какой я обуви!». Выйдя на дорогу, я посоветовал товарищу спрятать бутылку, а не размахивать ею, но он обуревал желанием допить пиво.

Второй попавшийся таксист делал уже большую скидку и предлагал довести за 30 руб. Я говорил Вадиму, что мы найдём машину, которая довезёт нас нахаляву, но ему было лень ждать, и он отдал двадцатку, на что водитель и согласился. Проезжали по центральной улице, довольно красивой и Вадим рассказывал о достопримечательностях Челябинска. Казалось путь был гораздо больше 15 минут ходьбы. После высадки приятель начал обсуждать машину на которой мы проехали, я уверил его, что не редко приходиться ездить на волгах. Жена и дети Вадима в это время отдыхали далеко от дома. На квартире я скупался и постирал всё, что реально могло подсохнуть за ночь. Посмотрели телевизор. Хозяин накормил лапшой с колбасой и зеленью и угостил чаем с вишнёвым вареньем. У Вадима были неплохие припасы водки для празднования дня железнодорожника. И так как он сам был железнодорожник, то отмечал этот день с особым старанием. Оценив ситуацию, я решил, что пока она хорошо контролируется возвращаться на вокзал, а то не известно, что будет утром, и какое настроение будет у Вадима, и я мало представлял, что мне будет здесь реально выспаться. Хозяин дал мне пакет сложить мокрые вещи и уговаривал остаться до утра, но я, поблагодарив за гостеприимство, и спросив путь к вокзалу, покинул эту квартиру.

Я решил идти дальним путём, через главные улицы. Это было сделано как с эстетической целью, так и целью безопасности. Не доверяя пьяному товарищу, я уточнил маршрут у местных железнодорожниц и планировал за час добраться до вокзала. После того как дошёл до поворота, мне оставалась прямая дорога на вокзал. Я одел свою белую – стоперскую куртку и по пути начал останавливать машины. Один парень согласился подвезти, но если автостопом, то не до самого вокзала. Но в дороге мы разговорились, и я очень заинтересовал молодого парня автостопом, и он подвёз меня к вокзалу.

На вокзале страж прядка захотел поближе рассмотреть мой билет. Когда он увидел, что это билет Рязань-Москва, месячной давности и покусанный контролёром он смял его и выбросил, а я молча ушёл, обдумывая дальнейшую стратегию. Подошёл к ночной шашлычной и поинтересовался у шашлычника где в этом городе можно заночевать. Я объяснил что я автостопщик и у меня даже 1.5 рубля на билет прохода на вокзал нет, рассказал ему о романтике автостопа и увидев, что и так человека я загрузил, оставил его наедине со своими мыслями, планируя подойти попозже. Прошёл на две три сотни метров ещё вперёд и подходящего человека спросить ночлега не нашёл, а горластых компаний решил не трогать. Пошёл в сторону вокзала попробовать разжалобить милиционера. Всегда можно было залечь на лавку возле перрона, но это было не спортивно. Шашлычник, кажется, что-то придумал и звал к себе. Он объяснил мне схему вокзала и я как Штирлиц вошёл на вокзал через выход (через перрон для электричек прошёл на перрон для поездов, а там по выходящим туннелям…). Из-за ручек на скамейках я не смог расстелить коврик, но сумел пролезть под ними и растянуться во всю длину. Под голову положил куртку, а на рюкзак повесил досушиваться мою стоперскую белую куртку. Позже милиция выгнала всех бомжей и стало попросторней (я выглядел как обычный приличный турист и ко мне не придирались). Удалось несколько часов поспать. Но потом уборщица стала возмущаться: «У вас один билет, а вы три места заняли, да ещё и с ботинками улеглись!». У меня оставалось полтора часа до электрички, и я не стал вступать в конфликт.

Как и предупреждал Вадим, электричка была оцеплена грозными бабушками с красными повязками, в задачу которых было не пускать таких как я. Из контролёров выбрал тех, у которых лицо не было перекошено от злобы, и рванул в вагон, на ходу показывая «синий билет». Но у меня стали излишне интересоваться, что написано на проездном и я прогорел. Какое-то время меня не хотели пускать, но после переговоров они, пожелав удачи, разрешили зайти. Контроля больше не было, и я смог в полупустой электричке досмотреть свои сны. Учитывая, что мы ещё застряли более чем на час в каком-то полустанке, я приехал в Шумиху хорошо выспавшийся.

Добрался до трассы на ремонтном автобусе, хотя не совсем до трассы, а на 1.5 км от трассы. Когда уже подходил к дороге начался дождь, и я спрятался под широко раскинутую крышу местной кафешки. Там оказался подвыпивший мент Серёга из Челябинска в обществе двух местных девиц лёгкого поведения. Серёга был в штатском и в ожидании своего автобуса на Челябинск ходил и стрелял деньги. Он дал мне огурец и купил пару беляшей. А увидев, что я голодный выпросил у ближайшей машины 15 рублей для меня. Он хотел отправить меня в Барнаул поездом, и мы решили, что поедем к нему в Челябинск, где купим билет, а пока не будет поезда я поживу у него. Деньги экономить не было смысла, и я потратил всё на торгашей при трассе. Серёга сумел разжалобить их, и мне сверх денег дали ещё один пирожок и семечек. После того как мы с новым знакомым протусовались три часа на трассе, решили не ждать автобуса и отправиться автостопом в Челябинск. КАМАЗ ехавший в ту сторону согласился взять одного и я, таким образом, избавился от мента. Мы договаривались встретиться на центральном посту ГАИ, и я даже некоторое время хотел поехать туда и ловил в ту сторону машины. Но потом всё обдумал и решил, что не могу доверять этому парню, и на поезда сейчас билетов нет, я развернулся обратно и поймал машину на Курган. Увидев, что машина перегружена, я перестал голосовать, но она остановилась. Дети на заднем сиденье потеснились, и я с рюкзаком на коленках поместился там же. Тут ехало целое семейство из Челябинска, даже кошку с собой захватили. Когда мы делали небольшую остановку, я поделился семечками и ключевой водой, меня же одарили огурцами. Меня высадили перед Курганом, и я пошёл дальше по трассе. В Кургане оставаться смысла не было, и, по словам Серёги, последнюю электричку из Кургана на восток я прозевал.

Дорога была знакомая, и поэтому я знал, что лучше пройти 2-3 километра до развилки на Екатеринбург чем пытаться остановить что-то здесь. Я расположился за активно работающими ГАИшниками и долго пытался остановить машину. Наконец меня пробросил километров 30 один автомобиль, и у меня уже не было шансов вернуться на ночь в Курган. Я долго простоял на трассе, но безрезультатно. Было воскресенье и в выходные всегда плохой автостоп, меньше рабочих машин и больше перегруженных дачников. Я пошёл пешком вперёд вдоль трассы в надежде дойти до ближайшего населённого пункта. По дороге познакомился с двумя девушками, которые шли мне навстречу и также не могли никого остановить. Они шли в гости на какую-то тусовку и пьянку. Меня это не слишком прельстило, и я пошёл дальше. Дойдя до дачных домиков, я остановился и достал из рюкзака котелок. Накидал туда гречки, а всё остальное закинул обратно в рюкзак. Так с котелком я ходил по участкам и просил, чтобы мне дали сварить каши. Все отказывались помочь ленивому туристу, который не хочет разводить костёр, ссылаясь на то, что это дачи и здесь и газа-то нет. В конце концов, я вышел на дядю Васю, у которого по слухам была электроплитка.
- Здравствуйте можно у вас гречку сварить?
- Эгэ.
- А где у вас плитка? Там?
- Эгэ.
- А воду можно у вас взять?
- Эгэ.

Сколько ни пытался я разговорить человека, разговор не клеился. Хозяин либо одобрительно кивал, либо игнорировал вопросы. Хорошо хоть с его гостями сумел перекинуться парой слов. Мой вопрос о ночлеге хозяин не прокомментировал и я, доварив гречку, с котелком пошёл на ближайшую поляну. Там поев, я пошёл дальше. До города ещё было километров 10, а уже темнело, и я терял надежду найти ночлег под крышей. Увидев, как пути две женщины перебежками тащат тяжёлые сумки, я решил помочь – всё равно по пути. Они сначала отказывались, но я уверил, что рюкзак мне не мешает и мне не привыкать таскать тяжести. Кратко поведал им о своём путешествии и сразу попросился переночевать, чтобы не ставить их потом в неловкое положение. Пока они раздумывали над моим вопросом, я убедил их, что могу ночевать в самых неприхотливых условиях. Мы добежали до автобусной остановки вовремя, и я боялся теперь только, что меня могут высадить. Но под маркой «бедного студента возвращающегося домой» меня оставили в покое. Женщины долго разговаривали с мужьями и наконец меня запустили. Я весь вечер провёл на кухне, рассказывая байки. Пока рассказывал, меня поили чаем и кормили. Даже когда закончился чай, я достал свой, люди попались очень гостеприимные. У одного мужика в доме начал болеть желудок. Я достал свои таблетки и начал гадать, которая из них от желудка. Раньше (под Новодемьяновском) было просто: для меня нужна была таблетка от кашля, я и взял наугад, помнил, что у меня таблеток с нежелательным действием не было, но тогда я угадал. На счастье на этот раз таблетка вообще не потребовалась. Мене постелили на полу, и я смог поспать эту ночь в чистой и тёплой постели. Утром меня угостили деревенским молоком и пирогом с мясом. Я поблагодарил хозяев и отправился в путь.

С какой-то местной бабушкой я добрался до остановки, и она уверяла, что скоро подойдёт автобус. Кондукторша разрешила доехать до трассы, только поругала, что я не подошёл к ней сам сразу. На трассе когда я шёл и искал подходящее место, остановиться меня подбросили два парня километров на 20-30. Я расположился за заправкой и начал голосовать там. Автомобильные гудки заставили меня оглянуться назад. Прямо у меня за спиной незаметно застопился грузовой Мерседес. В кабине было гораздо уютней, чем в привычных КАМАЗах. Водитель взял меня до Петропавловска. Он вёз солод из Германии и рассказал много интересных историй о ГАИшниках и милиционерах, а также о особенностях международных перевозок. Водитель высадил меня на таможне объяснив, что скорее всего он простоит здесь ещё часа 4 и я смогу уехать быстрее, в другом случае он подберёт меня. Так он подарил мне 50 рублей на обед и отправил в путь. Я прошёл пешком через всю таможню. У меня четыре раза смотрели паспорт и пару раз заглянули в рюкзак. Таможенники сказали, что передо мной ехали стопщики на Байкал и особо проверять меня не стали.

Так пройдя пешком границу, я начал голосовать на входе в Казахстан. Там же были хорошие леса, я хотел набрать шиповника, но на границе не решился шататься по лесу. Остановилась первая же машина, но она ехала ближе Петропавловска, и я решил остаться возле таможни. Вскоре меня подобрал Уазик до Петропавловска, и пассажиры кинулись расспрашивать меня о моих приключениях. Они уже подбирали раньше автостопщиков и всегда были довольны попутчиками за их весёлый нрав. Меня подвезли до объездной дороги, где вскоре меня подобрал другой Уазик. Он довёз меня до Петропавловска. Водитель хоть и спешил на работу, но помог ещё одной застрявшей машине в дороге.

На троллейбусе кондукторша разрешила мне доехать до трассы, но через несколько остановок, когда узнала, что я еду до конечной, испугалась контроля и высадила меня. Я тут же запрыгнул в автобус и начал интересоваться далеко ли трасса. Оказалось я был почти на трассе, и автобус высадил меня экстренной остановкой как раз на повороте. Только тут я понял, что мне повезло, что меня высадили из троллейбуса. На трассе уже стояло три человека и голосовало. С большими рюкзаками как всегда никого не было, и скорее всего это были местные. Я по правилам автостопа расположился за последним стопером и стал ждать удачи. Какая-то легковушка собрала весь народ, и я остался один на трассе. Скоро и меня забрал КАМАЗ, который согласился подвезти на 40-60 км. Водитель попался мрачный и очень пессимистичный. После высадки я некоторое время провёл в лесу. Поел ягоды и набрал шиповника. Когда я поехал дальше сначала один, потом второй автобусы соглашались подвезти меня автостопом. Так я добрался до участка трассы, по которой машин ездило мало. Но всё равно через какое-то время меня подобрала легковушка. Водитель нёсся со скоростью 130 км/ч. Это явно был казах и я начал интересоваться жизнью страны и рассказывать о своих казахских корнях. Я не сразу сумел понять, почему парень решил подвезти меня только до границы, ведь это же не грузовик, чтобы долго задерживаться на таможне. Но оказалось, я ехал с начальником таможни. Когда мы туда приехали все стали его приветствовать. Начальник пожелал мне удачи, и я без проблем и проверок пересёк границу.

Мне хоть и хотелось спать, но сначала я хотел отъехать от границы и терпеливо ждал, пока кто-нибудь остановится. В конце концов, меня подобрала Нива-инвалидка, и водитель взял до самого Омска. Там я добрался до Иртыша и решил скупаться. Но, похоже, я слишком увлёкся и мой рюкзак сильно полегчал. Хорошо, что перед этим я успел отправить телеграмму домой, что вернусь домой на 2 дня позже, чем запланировал. Так оставшись без куртки, часов, кофты, денег и некоторых других мелочей я на электричке добрался до Омского вокзала. Грабители не побрезговали даже еду забрать, хотя не всю – видать плохо рылись. Я посмотрел на остатки хлеба и огурец. Оценив, что срок годности этих продуктов уже вышел я не смотря на своё желание есть скормил их ближайшей урне.

В зал ожидания без денег не пускали, и я решил попытаться уехать из Омска, не дожидаясь утра. Договорился с парнем и бабушкой, чтобы пройти с ними хотя бы на перрон как провожающий, а дальше с проводниками я сам буду разбираться. Так минуя охрану, я вышел на перрон и пошёл сначала проситься к проводнице, а потом к начальнику поезда. Там уже стояла целая толпа народу, которая просилась в поезд. Местный милиционер, увидев, что я шатаюсь в неположенном месте, проверил мои документы и рекомендовал утреннюю электричку. Но электричка меня не устраивала, так как эта линия шла далеко от трассы, и моё путешествие могло затянуться. Я вышел навстречу толпе таксистов и стал спрашивать дорогу к трассе. Водители наперебой хотели отвезти меня по самым низким ценам. На то, что у меня нет денег, верить отказывались, ссылаясь, что у меня в носках лежит целый капитал. Я носки давно не менял и предложил им шоферам: «возьмите их и всё что в них найдёте всё ваше!», но никто не соглашался и я узнав примерное направление пошёл голосовать. Опять поднялись на уши все городские таксисты и, не смотря на европейский жест, автостопа все стали останавливаться возле меня. Останавливалось где-то каждая 2-3 машина, иногда вставали в целую очередь, иногда выворачивали с противоположной полосы. На 24-ой машине я сумел доехать до трассы. Но на трассе меня застал ливень и я в лёгкой летней курточке поверх футболки оказался наедине с дождём. Я одел вторую футболку и обвязался пододеяльником. В таком виде хоть на кладбище ползи. Я несколько раз пытался добраться до лесополосы, чтобы там переждать дождь. На дороге машины появлялись очень редко и вероятность, что кого-то я остановлю ночью, была очень низкая. Хоть дождь и закончился, было очень прохладно и хотелось спать. А расположиться из-за грязи было негде, не на дороге же стелить. Был бы фонарик, можно было бы найти относительно сухую дорогу к лесополосе, а так только ещё больше намокнуть можно. Наконец трасса уходила в небольшую возвышенность, и обочина была сухой и отделялась от дороги. Я за ограждением раскинул коврик и залёг до утра.

Было хоть и холодно ночью, но не холодней чем на пути в Шатск и поспать удалось. Машин стало больше, и шансы что-то остановить повысились, хотя трасса Омск-Новосибирск мне ещё с пути в Москву запомнилась тем, что можно часами ловить попутку. Рюкзак был теперь лёгким и я постоянно передвигался по трассе, усыпанной трупами саранчи, приостанавливаясь временами, когда приближалась машина. Одна легковушка подкинула меня до поста ГАИ, и я решил там кинуть якорь. ГАИшники усиленно работали на дороге, и я расположился за ними. В отличие от ГАИшников возле меня никто не останавливался. Пытался я остановить также подъехавшую колонну Мазов, но безрезультатно. Мазы остановились и пошли разбираться с ГАИшниками, а я прошёл ещё немного дальше, чтобы эти машины не мешали мне стопить. Скоро Мазы двинулись, и я опять предпринял попытку остановить их, но им было не до того, они отъехали немного и остановились ждать остальные машины. В мою сторону начал приближаться ГАИшник и дойдя до расстояния слышимости, крикнул, чтобы я прошёл вперёд ещё 1.5 километра. Проходя мимо стоящих Мазов, у меня спросил кто-то из водителей, куда я иду и почему пешком. Я пожаловался, что никто не подбирает вот и топаю в Барнаул. Я немного сбросил скорость в надежде, что водитель решится взять меня с собой, а потом пошёл дальше. Через некоторое время я услышал за спиной приближение машин, это колонна нагоняла меня. Я сначала пытался останавливать машины, но они проезжали мимо, и я решил, что хватит издеваться над водителями, и продолжил свой путь. Вдруг одна из машин остановилась, и знакомый голос предложил подвезти, это и был водитель, интересовавшийся моей судьбой. Борис согласился довезти до Новосибирска (800 км), а там я уже практически дома (270км по очень насыщенной трассе). Борис сказал, что на этой трассе, как и на Москва-Санкт-Петербург не берут из-за высокого уровня криминальности на трассе. Он начал меня угощать печеньем с соком и тушёнкой. Хоть и сильно хотелось есть, от тушёнки я отказался, решив её съесть попозже. Я не ел уже сутки, и не желательно мне было сильно наедаться. Заметив, что я сильно устал от последних суток и неважно выгляжу, Боря предложил мне поспать. Я долго отказывался, так как и так спал ночью, да и благодарность плохая - на водителя скуку своим сном нагонять, но скоро понял что организм мой ослаб и мне действительно нужен сон. Через часа три я проснулся, усталость уже прошла, и я чувствовал себя лучше. Потом мы остановились возле кафешки, и Борис обильно накормил меня. Я, похоже, сильно пожадничал и после сытного обеда шашлык, и пирожки были явно лишними. Хорошо хоть до этого успел подготовить желудок печеньем и соком. Я доковылял до машины с оставшимся пирожком, который уже физически не мог съесть и бутылкой минералки. На предположение Бориса, что, наверное, мне не стоило так много есть, я ответил, что всё нормально и полез спать. Проснулся я уже от матов, которыми обменивались водители. Оказывается этим утром, Борис поднял всех в 6 утра, и они поехали в Новосибирск. Это было слишком рано, но из-за отсутствия часов узнали об этом только позже. Так водители хоть и были недовольны, что им не дали выспаться, я оставался только рад, что обстоятельства сложились именно таким образом. Эти Мазы ехали из Финляндии и везли токарные станки. Мы проезжали мимо ещё двух стоперов. Их обыскали до трусов и перетряхнули им все рюкзаки на посту ГАИ. Позже уже я понял, что это из-за очередного взрыва в Москве. По той же причине в тот день меня шуганул ГАИшник, чтобы я шёл дальше и не стоял возле них. Мы так и не успели доехать в тот день до Новосибирска. Я ехал в головной машине. Как заметили водители в дороге я ожил и всю дорогу мы с Борисом проговорили на разные темы, я рассказал ему о Алтае, о лесной жизни, о запасах точности на транспортировку станков (у шоферов был спор по этому поводу, я и решил хоть как-то использовать знания полученные в Бауманке). Запомнились ещё хорошо двери Маза. Мне приходилось со всего размаху, со всей силы захлопывать дверь двумя руками и редко получалось это сделать с первого раза. Когда стемнело, мы остановились в гостинице на стоянке. В гостинице Боря меня опять накормил меня как на убой, официант только успевала еду подносить. От добавки я отказался. Боря взял номер, а мне предоставил машину, научив пользоваться светом и гудком. Воспользоваться одним душем в снятой комнате (на одного человека) всем участникам колонны не получилось. Утром оставалось до Новосибирска немного. Перед Новосибирском нас ждала огромная пробка возле поста ГАИ. ГАИшники тщательно проверяли все въезжаемые машины. Только в тот момент мы узнали о взрыве в Москве. В ожидании пока пробка рассосется, мы пошли в местную кафешку. Так получилось, что я позавтракал последним и Боря ждал меня в машине. Но тут ко мне прикопались продавцы.
- За еду вы платить будете?
-(Я ещё ел и чуть не подавился) Ээээ… Нет. Водитель.
-Да, но он уже ушёл.
-А это он просто пошёл колёса проверить.
-Непохоже. Он сидит в машине с включенным двигателем.

Я всё-таки сумел выбраться из этой кафешки. По пути к машине показал жестом Борису, что тот забыл заплатить. После того как этот конфликт решили мы поехали дальше, благо путь уже был свободен. Водитель долго жаловался, что негде сфотографироваться, но я сохранял терпение и не спешил искать попутку в Барнаул. Я ждал, что мы хоть где-нибудь ещё сделаем стоянку и я смогу сфотографировать Борю на фоне автоколонны, хоть как-то отблагодарю его за оказанную помощь. Наконец отчаявшись найти место сфотографироваться, водитель дал мне в дорогу тушёнки и лапши, сколько я мог унести, ещё 30 руб. деньгами. На том месте, где остановились, я всё-таки решил сфотографировать его с другом на фоне автоколонны. Но батарейки были севшие, и фотоаппарат оказался неработоспособным. Ни сработала ни вспышка, ни перемотка, даже индикаторы не работали – пару раз мигнула красная лампочка и потухла. Но щелчок был, и небольшая надежда оставалась, что кадр получился. Я взял адрес. И позже фотография действительно получилась, причём неплохого качества для мыльницы. Я доехал до трассы на автобусе, жалея, что так и не посмотрел Новосибирское метро.

Как и в других больших городах машины останавливались часто, но никто не хотел везти нахаляву. В конце концов, меня подобрал довольно интересный тип. По моей манере, со всей дури захлопывать дверь и не пристёгиваться, он догадался, что я любитель грузовиков. Из нашего разговора я понял, что ему не раз уже приходилось иметь дело с автостопщиками. Он начал интересоваться, почему у меня такой маленький рюкзак для такого дальнего путешествия: “Ты случайно не кришнаит”. Он рассказывал, что ему попадался один кришнаит-проповедник из Челябинска и по описаниям мне он почему-то показался знакомым. Я рассказал, что в христианстве официально “сознание Кришны” считается сектой, и рассказал о своём вероисповедании. Водитель ещё был удивлен, откуда я узнал о взрыве в Москве – ведь на трассе телевизоров нет, но потом мне рассказал подробнее, что произошло, а то до этого я слышал только слухи среди шоферов. Парень ехал в Горный Алтай, но он заезжал куда-то в сторону и сказав что я скорее всего доберусь быстрее его высадил на трассе. Следующая машина пробросила тоже немного. Запомнилась только тем, что отстегнуться от кресла я уже не мог. Но, помучившись, ногами вперёд я всё-таки выполз из под этой петли. Дальше меня подобрала бетономешалка. Я хоть и старался, как можно нежнее захлопывать дверь, но после Маза это плохо получалось. Наконец водитель довёз меня до Черепаново и, попросив полегче обращаться с дверью, высадил, повернув в сторону и подобрав других попутчиков. В Черепаново меня подобрал MAN и согласился подвезти до Новоалтайска (я уже не боялся называть его вместо Барнаула, боясь что этого города не знают). По дороге водитель остановился и угостил украинским борщом, салатом и чаем. Он, похоже, здесь был постоянным клиентом и шашлычник жаловался ему, что из-за притока клиентов поесть целый день некогда. После обеда под музыку мы поехали через сибирские леса в сторону Барнаула. Красивее чем здесь, пожалуй, было только на Урале. Вот, наконец, я добрался до поворота на Новоалтайск где уже подходил привычный автобус №109 с билетами по 2 рубля…


содержание   1   2   3   4


Сайт www.Planeta911.ru самоокупается благодаря системе Sape.

Карта сайта


Материалы по Ветхому Завету: Авраам, Анна (мать Самуила), Вавилонская башня, Выход из Египта, Гедеон, Грехопадение, Давид, Девора и Варак, Есфирь, Иаков и Исав, Иерихон, Илия, Иона, Иосиф (Сын Иакова), Иосия, Моисей , Ноев ковчег, Сотворение, Урия
Материалы по Новому Завету: Блудный сын, Вечеря, Вознесение, Вы - свет мира!, Добрый самаритянин, Дочь Иаира, Закхей, Заповеди блаженства, Иисус Христос, Иоан (апостол), Иоан Креститель, Иуда Искариот, Мария Макдалина, Молитва в Гефсиманском саду, Насыщение 5000, Никодим, Новый Завет, Пасха, Павел, Первое чудо, Петр, Плоды Духа, Понтий Пилат, Призвание рыбков, Притча о 10 девах, Притча о званных и избранных, Притча о пропавшей овце, Притча о сеятеле, Притча о талантах, Рождество, Рыба со статиром, Самарянка у колодца, Симеон, Ученики, Фома
Тематические материалы: Аборт, Ангелы, Библия, Благословение, Богатство, Вера, Время, Всеоружие Божье, Грех оккультизма, День благодарения, Друзья, Жатва, Знакомство, "Ледокол", Любовь, Месть, Молитва, Мудрость, Новый год, Общение, Отдых, Подростки, Пожертвование, Радость, Разочарование, Родители, СПИД, Страх, Стыд, Суицид, Тело - храм Бога, Труд, Храм, Церковь
Правильный рейтинг



Рассылка детское служение

Подписаться письмом

Планета зверей 911

Христианская студия обработки фотографий Фотодекор

Английский в картинках



Летний языковой лагерь по изучению английского языка. Только раз в году. Носители языка. Скидки.